Кошелев Петр Львович

Петр Кошелев 1

Пётр Львович Кошелев родился в Сормово в 1916 году. После окончания школы-семилетки и ФЗУ работал фрезеровщиком на заводе «Новое Сормово». Завод и строился на глазах паренька — ещё несколько лет назад здесь стояли болотистые леса, которые не обходили стороной охотники. Но вот — первые сормовские пушки уже отправляются в военные части. Великие стройки, электрификация, просвещение, культ труженика и солдата — всё это делает непоколебимой веру поколения в свою страну. В 1934 году Петр начинает службу в Красной армии. Комсомольца и отличного стрелка Кошелева направляют в Ейскую школу морских летчиков, по окончании которой он служит в истребительной авиации Балтийского флота. Свой первый орден штурман Пётр получил за участие в финской кампании. Тогда же над полуостровом Ханко самолет Кошелева был сбит зенитками. После двух суток дрейфа на льдине мужественный экипаж спасли. В годы Великой Отечественной войны он служил штурманом морского бомбардировщика на Балтике. С первого дня войны находился в воздухе, взлетая с аэродрома пять-шесть раз в сутки. На картах в планшете Кошелева перемежались финские и русские названия, а под крылом суша сменялась морем.

15 сентября 41-го года им был получен боевой приказ произвести дневной бомбардировочный удар по транспортам противника, производящим десантную операцию на острове Эзель. Было заранее известно, что транспорты противника прикрываются тремя миноносцами. Как только самолеты МВР-2, ведомые штурманом Кошелевым, появились в районе цели, миноносцы открыли ураганный зенитный огонь. Это не смутило ведущий экипаж. После искусного маневра серия бомб точно накрыла цель. Но в это время отважного штурмана и его товарища ожидала другая опасность. Не успели самолеты развернуться, коршунами набросились три « Мессершмитта» на ведущий самолет и с первой атаки зажгли его. Положение, казалось, было безнадежным. Пока летчик справлялся с обессилившей машиной, штурман Кошелев вёл уничтожающий огонь из своего пулемета, заставляя, наконец, фашистских головорезов отступить. Лётчику удалось посадить самолет на воду. Не обращая внимания на угрозу взрыва всего самолета, Пётр с пожарным баллончиком бросается к горящему мотору, первому очагу пожара, но было уже поздно. Пришлось оставить самолет и думать о спасении экипажа. Через 2-3 минуты последовал взрыв, всё погрузилось на дно. Отважные летчики, поддерживая друг друга на воде, стали вплавь добираться до берега, с которого подоспевшие товарищи оказали помощь, и экипаж был спасён. На командный пункт последовал рапорт: «Задание выполнено, экипаж может выполнять дальнейшие задачи». Так Пётр Кошелев осенью 1941 года, когда награды вручались довольно скупо, получил второй орден Красного Знамени.

«Случай, произошедший с его экипажем, говорит о твёрдости его характера и безграничной преданности — служить своему народу и до последнего дыхания бить врага», — писал о Кошелеве командир эскадрильи.

П.Л. Кошелев участвовал в прорыве блокады Ленинграда: наносил меткие удары по расположенным близ Северной столицы аэродромам врага, железнодорожным узлам, бомбил порты, причалы, топил немецкие суда. Всего за два налета — 8 и 11 июня 1942 года — Кошелев уничтожил на аэродромах восемь вражеских самолетов. 28 декабря 1942 года при сильнейшем зенитном огне он атаковал скопление войск противника в районе Нового Петергофа и нанес врагу большой урон. За три года войны Пётр совершил 188 боевых вылетов, потопил 15 кораблей противника, сжег на аэродромах 30 фашистских самолетов. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1944 года ему присвоено звание Героя Советского Союза.

Осенью того же года самолет, в котором находился Кошелев, был подбит. Полгода гвардии капитан Кошелев находился на лечении, после чего продолжал службу на Черноморском флоте. Этому парню с вдумчивым взглядом и открытой улыбкой не довелось вновь изведать мирную, гражданскую жизнь. Герой Советского Союза Пётр Кошелев трагически погиб 10 августа 1946 года, похоронен в Севастополе.Петр Кошелев (мемориал)

Кроме улицы, имя отважного штурмана увековечено на памятных досках на доме, где он жил, на здании ПТУ №26 и на территории Нижегородского машиностроительного завода.