Ярошенко Александр Ильич

ВСЕ ОСТАЕТСЯ ЛЮДЯМ

Очерк написан в 2008-2009 гг. в рамках конкурса школьных поисковых групп и издан в сборнике «Очерки истории нижегородской науки и техники» (Н.Новгород, 2012)

Авторы: Андрей Баранов, Вадим Волков, ученики школы № 66.
Руководитель группы: Светлана Талгатовна Сейфи, заслуженный учитель РФ, учитель русского языка и литературы, руководитель музея истории школы.

Что оставляет человек после себя в жизни? Наверное, дела, память о которых хранят люди, отношение к человеку, заботу о нем.
А.И. Ярошенко, крупный талантливый инженер, директор Горьковского авиастроительного завода с 1953 по 1970 год, оставил особый след в истории завода, в истории поселка авиастроителей, в душах людей. Не всякому это дано, а кому судьба предрекла это – счастливый человек.
Александр Ильич родился в 1912 году на Украине в семье рабочего-литейщика и крестьянки. Это человек, который сумел сам сделать себя. Для этого нужно было иметь волю, настойчивость, желание идти к цели.
Он начал трудиться обычным слесарем, но вокруг было столько интересного, где хотелось попробовать свои силы: а я смогу? У молодежи 1920–1930-х гг. увлечение техникой объяснялось, казалось бы, просто. Создавалась новая промышленность, люди были готовы на трудовые подвиги.

Строился знаменитый Днепрогэс, любимое детище первой пятилетки. Кругом звучали призывы: «Комсомол – на Днепрогэс». Молодые люди стремились почувствовать себя участниками важных событий.
Разве можно было не окунуться в эту гущу молодой энергии и здоровья?! И Александр Ильич оказался в числе строителей великой, как считали тогда, стройки. Наверное, тогда появилось твердое убеждение: быть там, где трудно, но нужно.
Но сердце требовало движения вперед, к чему-то новому, необычному. Тогда у молодежи был еще один клич: «Молодежь – в авиацию».
Небо, самолеты становились мечтой, смыслом жизни. Летчики, инженеры становились героями в глазах многих людей. Вот она – цель. И шаг за шагом Александр Ильич идет к ней. Вопроса о поступлении не было – только в авиацию, которая и стала его судьбой. Авиастроительный техникум дал первые знания и
навыки. Наконец-то он среди тех, кто создает эти крылатые машины, дает им жизнь.
После окончания в 1932 году авиастроительного техникума А.И. Ярошенко направили на работу в г. Новосибирск, добрая память о котором, о людях Сибири осталась у него навсегда. Именно там и закалился его характер: справедливый, твердый, настойчивый и убежденный. Уметь многое, вникнуть в главное, совершенствоваться, искать, думать – это стало его девизом.
А.И. Ярошенко работал и одновременно учился в Свердловском политехническом институте. Сочетать труд и учебу оказалось очень нелегко, это дано не каждому. А он смог! Смог, потому что захотел, потому что работал неустанно над собой и верил в себя.
Рядовой конструктор, начальник цеха, начальник производства завода, парторг – таковы этапы жизни А.И. Ярошенко. И везде он проявлял глубокие знания, умение организовать дело, уважение к людям независимо от их положения, веру в их возможности, силы, талант.Этими качествами он завоевал признание окружающих.
Война оказалась тяжелым испытанием для всей страны. Фронт требовал много техники, в том числе самолетов, а без этого не было бы победы. Урал стал кузницей тыла.

Вспоминает дочь А.И. Ярошенко: «Особенно тяжкими в войну были лютые сибирские зимы. Дома, понятно, почти не отапливались.
Вода застывала в комнатах, пар шел изо рта. Жили на кухне, которая обогревалась с помощью большой металлической квадратной печки. На ней же мама готовила еду. Света не было, хлеб (кусочки с довесками), мыло по карточкам. С особой тревогой
«приникали» родители к репродуктору (радио), слушая сводки Информбюро. Было так тревожно за папиных родных, оказавшихся в оккупации на Украине. Хорошо помню атмосферу всеобщего ликования, когда война, наконец-то, кончилась. Огромно было ощущение счастья: папина семья осталась жива». Наступил мир, но работы меньше не стало. Появлялась новая техника, а она требовала внимания, четкой организации труда, серьезных усилий по ее освоению.
Двадцать лет жизни в Сибири, несмотря ни на что, были счастливыми, потому что семья была рядом, вокруг много замечательных людей, загадочная сибирская природа и любимая работа, без которой жизнь была невозможна.
Там, в Сибири, он полюбил спорт, особенно греблю и плавание, и, конечно, рыбалку, с которой трудно что-то сравнить. Рассвет, тишина, река еще спит. И вдруг леска дернулась и в руках оказалась рыба. Азарт. Благодаря увлечению Александра Ильича фотографией остались запечатленными много памятных событий сибирской жизни.
Через всю жизнь прошла большая любовь к театру, то был один из самых любимых видов отдыха. Но пришлось расстаться с Сибирью. Время шло вперед, стоять
на месте было нельзя.
В 1953 году Александра Ильича назначают директором Горьковского авиационного завода. Здесь жизнь его свела с замечательными людьми: профессорами М.В. Иониным, В.Г. Вограликом, работниками завода Е.И. Миндровым, Т.Ф. Сейфи, Л.Г. Култашевым, которые стали его соратниками по работе и друзьями в жизни.
Завод и его огромный коллектив требовали постоянного внимания, большого напряжения сил. Осваивали новую технику, которая постоянно усовершенствовалась, а для этого нужны были новые технологии, новый принцип организации производства. Начались поиски эффективных путей для решения важных задач. Нужны были надежные соратники, в 1956 году на заводе появился новый главный инженер.
Отношения между директором завода А.И. Ярошенко и главным инженером Т.Ф. Сейфи сложились сразу же. Они были не только деловыми, но и отношениями старшего и младшего по возрасту, и это обеспечивало взаимную поддержку. На завод пришли знаменитые МиГи, и потребовалась серьезная перестройка технологий, новые подходы, новое оборудование, мыслящие по-новому люди, на которых можно будет положиться.
Известен такой факт. Когда на заводе начала работу прокуратура по претензиям китайского правительства к качеству поставляемых самолетов МиГ-19, виновником всего был назван главный инженер, и были подготовлены документы на его арест. Но А.И. Ярошенко твердо и смело заявил: «Если виновен Сейфи, то арестовывайте и меня». Он не дал совершиться несправедливости. Это еще раз характеризует
его как человека честного, профессионального, умевшего встать на защиту соратника и друга. А он по-другому просто не мог. Ведь могло пострадать дело, могло рухнуть то принципиально новое, что создавалось на заводе. И два руководителя начали глубоко думать над тем, как ликвидировать любой сбой, чтобы обеспечить выполнение задания правительства по усилению обороны страны.
С 1959 года настойчиво велись системные работы по обеспечению стабильно высокого качества, которые позднее стали базой системы КАНАРСПИ, которую разработали А.И. Ярошенко и Т.Ф. Сейфи. Система рождалась мучительно, трудно, но они не отступали. Завод слыл опытной площадкой по разработке и усовершенствованию новых типов самолета МиГ, это требовало высокой ответственности каждого работника.
Серьезного внимания потребовал выпуск уникального, принципиально нового стального цельносварного самолета МиГ-25. На заводе был проведен комплекс работ, который позволил решить целый ряд крупных научно-технических и организационных проблем. Здесь родилось новое понятие в производстве: менеджмент качества. Это было впервые.
Даже сам перечень крупных тем дает яркое представление о работе коллектива горьковских авиастроителей, возглавляемых прекрасным руководителем, талантливым инженером А.И. Ярошенко.
Он учился сам и заставлял учиться других. По-другому уже нельзя было.
Многое именно здесь было сделано впервые: появились станки с ЧПУ, новые линии, строились новые цеха. Рабочие и инженеры учились работать по-иному, на основе требований науки.
На завод часто приезжали ученые, знакомились с опытом работы коллектива, видели стремительный рост предприятия.
Именно на авиационном заводе вместе с главным инженером Т.Ф. Сейфи А.И. Ярошенко задумал и реализовал первую в стране и одну из первых в мире передовую систему по обеспечению качества выпускаемой продукции КАНАРСПИ. МиГи, получившие жизнь в стенах этого завода, не вызывали сомнения в высоком качестве. С учетом высоких технологических возможностей предприятия заводу дали новое важное дело.
Под руководством Александра Ильича завод начал выпускать продукцию, тогда еще секретную. Это были антенны для орбитальной космической связи, получившие название «Орбита».
Они были разных размеров, от 16 до 65 м в диаметре, и устанавливались на военных кораблях.
Антенны действуют и сейчас в разных концах земного шара от Кольского полуострова до Камчатки и Владивостока, от Калининграда до южных границ России, они всегда «слышат», «видят» космические корабли, помогают обеспечивать их надежной связью.
Именно за эту работу Александр Ильич Ярошенко и стал лауреатом Государственной премии.
Александр Ильич был хорошо знаком и дружен с великим кардиологом Б.А. Королевым. Однажды доктор обратился к Ярошенко с просьбой сделать установку с искусственными легкими и сердцем. Ее на заводе спроектировали, построили, и в областной больнице она оказалась полезной. Это был совершенно неожиданный заказ оборонному заводу! Но инженеры и рабочие успешно справились с ним.
Директор верил в возможности своих работников, и они оправдали его доверие. А ведь по-другому нельзя, только взаимная вера может дать хорошие результаты.
Коллеги вспоминают об Александре Ильиче Ярошенко с очень большой теплотой. Всех поражала его готовность прислушаться к мнению людей, умение тактично, спокойно и мудро решать проблемы, вникнуть в их суть и найти грамотное научно обоснованное решение.
Бывший парторг завода М.С. Бабиченко, долго работавший с ним, отмечал высокую государственную ответственность за все задания, которые поручались заводу. Ведь это касалось каждого члена огромного коллектива. И Александр Ильич умел правильно настроить людей.
С глубоким уважением и теплотой относился А.И. Ярошенко к главному конструктору МиГов Артему Ивановичу Микояну. Они хорошо друг друга понимали, верили и надеялись друг на друга. Не случайно Горьковский авиастроительный завод стал любимым заводом конструктора.
Бывший секретарь комитета комсомола завода Г.С. Подарова убедительно говорит: «Александра Ильича отличал постоянный глубокий интерес к молодежи». Он часто давал советы молодым, не боялся выдвигать их на руководящую работу. Когда открывали молодежное кафе «Планета КИМ», он не только поддержал, но и помог конкретным делом, пришел на открытие, потому что считал, что необходимо
для него как руководителя почувствовать настроение и дух молодых, их горячее желание жить по-новому.
Его талант инженера, мыслителя, новатора всегда сочетался с глубокими человеческими качествами. Он близко к сердцу принимал проблемы людей, их семей и помогал им.
Вот что говорили о нем те, кто с ним работал. А.К. Рогатнев вспоминал, как в октябре 1967 года при испытании самолета погиб летчик Б.И. Рябцев, ставший Героем Советского Союза (посмертно). Ярошенко очень тяжело переживал эту катастрофу, а потом по его настоянию одна из улиц поселка была названа именем героя – директор видел в этом большой воспитательный смысл.
Бывший начальник отдела Н.А. Омышев рассказал: «Александр Ильич – талантливый инженер-координатор, быстро умел входить в контакт с людьми, поддерживал новое дело. У него было какое-то острое чутье на новое. А рабочий день он начинал с обхода заводских цехов». А по-другому он не мог, для директора это была духовная и интеллектуальная зарядка.
В.С. Шусер, тогда еще молодой специалист, рассказывал о том, что Ярошенко был на редкость целеустремленным, бесконечно преданным делу. Не стеснялся показаться несведущим, потому что главное для него было его дело – его завод. И он учился у специалистов, у асов своего дела, чтобы еще лучше организовать производство самолетов.

Александр Ильич часто встречался с людьми, стремился помочь им. В праздничные дни он вместе с Т.Ф. Сейфи нередко бывал в подшефной школе № 66, хорошо знал ее директора С.П. Краснова и всегда говорил о нем с большой теплотой и уважением. Это он поддержал традицию еще 1930-х годов, когда в кабинет директора завода приглашались лучшие ученики и за чаем беседовали с руководством завода о своей учебе, о планах на будущее, получали подарки. Эта традиция существует и сейчас.
Он вообще уважал и ценил людей. Ветеран завода П.М. Королев рассказывал о двух запомнившихся ему случаях. Петр Михайлович, тогда еще секретарь комитета комсомола завода, молодой специалист, еще небогато живущий, в сильный мороз бегом бежал на завод. Вдруг рядом остановилась черная «Волга», в которой находился А.И. Ярошенко. И он подвез молодого человека, просто так, естественно, как мог поступить нормальный порядочный человек.
Чтобы поддержать начинающего комсомольца-руководителя, помочь обрести авторитет, Ярошенко дал ему необычное поручение: направил к директору школы № 66 С.П. Краснову, чтобы выяснить, не нужна ли помощь детям. Как рассказывает П.М. Королев, его потрясло такое доверие руководителя и на всю жизнь оставило огромное впечатление как урок мудрости, внимания к людям, заботы о тех, кто после школы придет на завод.
Вместе с главным инженером директор много внимания уделял воспитанию молодежи, принимал участие в работе Совета молодежи, делился богатым жизненным опытом.
Большое беспокойство вызывал у него тот факт, что многие работники завода жили еще в бараках, в неустроенных деревянных домах. Нужно было решать этот вопрос. Но как? Ведь рос поселок, рождались дети, а жить в таких условиях невозможно. Ответ один – строить.
При нем очень интенсивно шло строительство детских садов, школ, была построена замечательная детская больница «Айболит», много новых жилых микрорайонов в поселке, исчезли бараки. Да, трудно перечислить то, что делалось по инициативе и при поддержке директора А.И. Ярошенко. С теплотой вспоминают ветераны, как по-
сле праздничной демонстрации он обязательно посещал больных в заводской больнице, интересовался их здоровьем. Но особое место в его деятельности занял район, который назывался ул. Новопарковая. У нее своя история – история, которая есть не у каждой улицы.
Улицы бывают разные: строгие, шумные, нарядные, холодные, уютные. От чего это зависит? От тех, кто проектировал, задумывал, кто живет там.
Была задумана на поселке авиастроителей в середине 1950-х годов новая улица. Строилась она быстро, как-то радостно. И ей, еще молодой, растущей, дали светлое имя Новопарковая. Она небольшая, всего в 17 домов. Но сколько было радости, когда новоселы осваивали новые квартиры вместо темных барачных комнат.

А построена она необычно: в виде подковы. Видимо, строители желали счастья всем ее жителям. Эта улица была детищем А.И. Ярошенко. Сам он здесь не жил, но это была его улица. Людмила Александровна, его дочь, рассказывала о том, как однажды он пришел домой возбужденный, радостный и сказал, что началось строительство нового микрорайона для завода. И потом часто говорил: «На моей улице заложен фундамент нового дома» – или сдан новый дом, посадили молодые деревья. Он не мог не радоваться, что это делалось для людей, приносило им радость.
Он не знал, что улица будет носить его имя, но по праву она была для него своей, одной из самых уютных в поселке. И сейчас все знают, кому обязана улица своим названием. Улица Ярошенко стала памятником удивительному Человеку, Инженеру, Руководителю, Строителю.
И его долго будут помнить люди, будет преданно, любовно помнить его любимая семья, которая всегда была надежным тылом, местом доброго и уважительного отношения друг к другу. Это был дом, который вместе с ним создавала его супруга Калерия Савельевна и две дочери, Людмила и Эля.
Большое напряжение, ответственность за жизнь огромного коллектива, работа почти на износ не могли пройти бесследно. 29 ноября 1970 года А.И. Ярошенко ушел из жизни.
Как говорят его родные: «Жил по правилу: не умирай, пока живешь» – и он не умирал, а жил. И живет в памяти людской. Хоронил Александра Ильича весь заводской поселок. Тысячи людей в пасмурную погоду поздней осенью шли по улице Чаадаева к его любимому заводу и не скрывали слез.

А в небе его провожали стремительные МиГи, отдавая последнюю дань своему директору. На заводе о нем своя память. Ежегодно в День авиации вручается премия имени А.И. Ярошенко за лучшую организацию производства. В небо поднимаются самолеты МиГи, теперь уже более современные, мощные, красивые, но все помнят, сколько сил и души отдал А.И. Ярошенко тому, чтобы они появились.